Блог 2011

14 апреля. Шекспир отдыхает

Читаю в одной школе лекцию о репрессиях в Красноярском крае. Лекция как лекция, читана десятки раз. Но, правда, какие-то телевизионщики снимали, кажется даже французские. Закончил, вдруг встаёт учительница и говорит: ребята, вы вот знаете меня как Марию Федоровну, а я на самом деле Мария Ивановна.

И рассказывает. Она из депортированных поволжских немцев. Дедушку, как водится, отправили в трудармию, бабушку с детьми мал-мала меньше загнали куда-то на Север. Вот "мал-мала" уточним: Фёдору (Теодору) было полтора года, а Ивану (Иоганну) три. И ещё были старшие братья и сёстры, но речь не о них.

Дети мёрли в ссылке по-страшному, особенно маленькие (об этом как-нибудь ещё расскажу). И вот Федор-Теодор умер от холода и недоедания. А было такое правило, что если у немки-спецпоселенки нет детей до трёх лет, то её могут отправить в трудармию. А детей, стало быть, в детдом.

И что она делает? Как-то умудряется зарегистрировать, что умер не Фёдор, а Иван. Строго наказывает Ивану называться Фёдором, и всем остальным детям такое же внушение. Иван, поскольку недоедал, вполне смотрится не на три года, а на два всего. Он скоро забывает, что он Иван, а не Фёдор. И все остальные, кроме матери, забывают. А мать мучается этим до конца жизни и, уже умирая, признаётся "Фёдору", что он на самом деле Иван. И просит у него прощения непонятно за что.

И оказалось, что всё это было буквально вчера. И, рассказывая всё это, учительница, конечно, плачет в голос.

Для школьников, которым что репрессии, что война Белой и Алой Розы одинаково далеки, это было потрясением. Я думаю, они впервые почувствовали, что вообще тогда происходило. Вот как-то так и надо об этом рассказывать.

Ну, значит, порассказываю - я таких историй знаю много...


Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011