Блог 2011

27 апреля. Комариный рай

Одноклассница дала сегодня целый разворот в "Красноярском рабочем" о Суриково.
Лид у нас в классе было минимум две, но, судя по неиссякшему комсомольскому задору, это Лида Плынская.

Спасибо Лиде, что вспомнила о моей маме:

"И везде с нами была наша любимая Идея Николаевна, преподаватель русского языка и литературы, классный руководитель и, конечно, главреж художественной самодеятельности. Мы обожали её, она чем-то была похожа на актрису Наталью Фатееву, но нам казалась намного красивей. Не знаю, где черпала силы эта хрупкая, утончённая женщина, к тому же одна воспитывающая двоих детей, но всегда и везде она была с нами, заряжала нас своей энергией. Никогда не повышала голоса, даже не командовала, но слушались все её беспрекословно. Мы просто боялись её огорчить."

"В одну из очередных встреч с кем-то из одноклассников узнали, что нашей Идеи Николаевны больше нет. Увы, время неумолимо, но много теперь уже очень взрослых людей будут помнить её, грустить и одновременно радоваться тому, что на их пути встретился такой человек, учитель, наставник, так хорошо понимающий детей и, несомненно, любящий их."

Вообще-то она скорее была похожа на Людмилу Чурсину, чем на Наталью Фатееву, ну да ладно.

Маму очень хорошо вспоминают везде, где она работала - и в Суриково, и в Кошурниково, и  "Пионерской речке". Уже когда она была на пенсии, она всё пыталась как-то облагородить хотя бы свой подъезд и около него, из-за чего у неё с жильцами бывали стычки. Она высадит цветы, они вытопчут. Она сама вырезала трафареты и поверх казённой синей краски в подъезде наносила узор из цветочков. Не всем жильцам это нравилось. Что вам всегда больше всех надо - говорили они маме. Кстати, это ей говорили всю её жизнь. Когда она умерла, в подъезде как раз шёл ремонт. Когда ремонт закончился, соседи по подъезду взяли её трафареты и по ним сделали такой же узор. Меня этот факт потряс. Но не удивил почему-то.

Вот ещё эпизод, который для мамы характерен. Перед первым выпускным школьным экзаменом (сочинением) я как раз в пику  Любаше гулял сразу с двумя Верками и заявился домой во втором часу ночи. Мама встретила меня рассвирепевшая и даже с топором в руках (как я её понимаю - теперь!).

-Да чего ты нервничаешь, сказал я. На пятёрку напишу.

-Не напишешь, сказала мама.

-Напишу, сказал я.

-Не напишешь, сказала она.

К слову сказать, она была председателем экзаменационной комиссии.

Наутро я пришёл на экзамен, выбрал тему "Сатира в произведениях Маяковского" и забабахал произведение искусства страниц на шестнадцать. Как сейчас помню эпиграф: "Сатира! Бей в упор, не промахнёшься! (народная мудрость)"

Экзаменационная комиссия каталась со смеху, читая этот труд и четырьмя голосами против одного поставила мне пять. Ни должность, ни авторитет не помогли маме снизить оценку до трояка 

Лида в своей статье уделила внимание и моей  персоне. Кое-что наврала. Нет, то, что я гений, сомнению не подвергается. И то, что я с легкостью закончил физмат - да, с необыкновенной легкостью и средним баллом 3,7. Но меня изумило известие, что я хорошо пел и ещё лучше рисовал. А мужики (в смысле я) и не знали! И, как не умел петь и рисовать, так и не умею.

О болоте. Меня, правда, изумляло, почему было не поставить Суриково на несколько километров ближе или дальше по дороге. Прямо в болото! Вокруг домов были канавы специальные, ходили только по деревянным тротуарам (почему-то называемым "дротиками"), потому что на дороге грязь непролазная три сезона в году (в остальное время снег по самую крышу). Лягушки квакали прямо под окнами. О комарах я уже не говорю - летом на улицу без веточки не выходили. Стоят, допустим, парень с девушкой на свидании и непрерывно обмахиваются ветками. Как они целоваться умудрялись, представить себе не могу.

В 1990 году были мы в экспедиции в Нордвике. Там во время войны добывали уголь для судов Севморпути. И там были наши поселения и американская концессия. Наши жалкие балки (засыпушки в шесть квадратных метров, сколочены из ящичных досок) стоят прямо в болоте. Американцы свой дом поставили на сухом взгорочке. Капитальный такой дом с паровым отоплением, с большими английскими окнами (открываются вверх, а не вбок). Взгорочков там, кстати, было пруд пруди, но наши поселились именно на болоте. Мы трудностей не боимся. Если надо, мы их сами создадим.

О том, как в Суриково сейчас. Всё правильно написала Лида Плынская. Я был там  лет пятнадцать назад. Жуткое зрелище. Что меня больше всего убило: наш щитовой дом, рассчитанный на пять лет в эксплуатации, стоит до сих пор. И до сих пор в нём живут люди. Хотя он буквально перекошен - не только крыша, но и стены выгнулись какими-то немыслимыми парусами.


Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011