Блог 2011

25 мая. По кругу

Приходит вчера посетитель. Вот у вас на сайте нашел своего деда. Но там очень мало подробностей. Арестован в середине тридцатых в такой-то деревне, и всё. А по другим людям есть  подробности.

Ага. Смотрю в мартиролог, действительно, о нём только это. Ни номера дела, ни дат ареста. Это означает, что ни в ФСБ, ни в госархиве о нём сведений нет - мы оттуда уже всё по арестованным вытащили. А сведения эти - из писем, публикаций или устных источников. Посмотрел бумажный архив - ничего. Лезу в базу данных - там есть сведения об источнике. Ага - устное сообщение такого-то, 1995 год.

Так это ж я и есть - озадаченно говорит посетитель. И вспомнил - в 95 году он приходил, общался с Володей Биргером. Володя сделал карточку, карточка со временем перекочевала в базу данных и на сайт. То есть, пока никаких подтверждений и дополнительных сведений не нашлось. Хотя при подготовке Книги памяти это происходило постоянно - запись в мартирологе из устного источника "такой-то, арестован в деревне такой-то" обрастала и номером дела, и приговором, и т.п. А иногда не обрастала, как в этом случае.

А дед его, видимо, был осуждён по неполитической статье - "за колоски", невыполнение твёрдого задания или что-то в этом роде. В ГУВД выяснят. И тогда встанет вопрос - убирать или не убирать человека из мартиролога. С одной стороны - не "политический". С другой стороны - указ от 7.8.32 ("колоски") - на самом деле мера политического принуждения и пополнения ГУЛАГа. В лагерях "указников" была почти треть. По закону они не подлежат реабилитации. А надо бы.


Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011