Блог 2011

13 июня. Богданов

Сегодняшний день я провёл продуктивно. Несмотря на жару, шабаш на проспекте Мира и головную боль. Даже если у тебя болит башка и ты не в состоянии что-то делать, можно сканировать. Сунул бумагу или фотографию в сканер, пока он жужжит - ты, с одной стороны, ничего не делаешь, а с другой - очень даже при деле.

Вот я весь день и сканировал, прихлёбывая ледяную "Оболонь". И оцифровал не менее трети архива Освальда Егоровича Богданова. Этот человек мало кому за пределами Рыбинского района известен, а зря. Впрочем, работникам госархива, архивов РУ ФСБ, ГУВД и краевой  прокуратуры он очень даже известен, поскольку состоял с ними в интенсивнейшей переписке.

Этот человек много лет делал по Рыбинскому району то, что красноярский "Мемориал" делал по всему краю - восстанавливал судьбы репрессированных людей. Большинство людей, чьи судьбы он восстановил - эстонцы, которые во время столыпинской реформы приехали к Сибирь. В Рыбинском районе их было очень много, целые сёла. В тридцать седьмом их сочли эстонскими шпионамми и репрессировали. Многих расстреляли.

Пенсионер-одиночка, без какого-либо финансирования, наладил работу так, как положено в уважающей себя конторе. Все фотографии тщательнейшим образом прокомментированы, по каждому человеку вся переписка подшита, в начале папки опись материалов. В общем,  всё идеально, кроме метода группировки. Он не догадался использовать большие конверты. Пластиковые файлы были бы слишком дороги для него, да и появились они существенно позже. Он всё сшивал с помощью дырокола, в том числе и фотографии. А потом через эти дырочки продевалась тесьма. Бывалые люди знают эту технологию. Поэтому мне приходилось сперва развязывать и вынимать тесьму, потом сканировать, а потом опять всё увязывать в папку.

Многие фотографии у нас уже были - от того же Освальда Егоровича. Но это были переснятые фотографии. А в папках нередко лежали оригиналы - как правило, начала 20 века. Так что потом надо будет заняться и обновить фотографии на сайте на более качественные.

Освальд Егорович умер шесть лет назад. Он успел увидеть первые тома Книги памяти жертв политических репрессий Красноярского края.  А его архив больше года лежал у меня без движения. Всё некогда было. Но сейчас я за него взялся-таки.  Хотя уже кое-что поздно - например, в книгах памяти могло бы быть больше фотографий репрессированных. Но лучше поздно, чем никогда.


Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011