Блог 2011

19 июля. Бомарше-2

Наконец, добрался до конца мемуаров Бомарше. Финал, конечно, потрясающий - тексты Бомарше (т.е. мемуары) были казнены палачом на площади. Ну то есть буквально казнены - разрублены топором и сожжены потом. Эвон какие решения выносили когда-то судьи!

Формально он суд проиграл. Хотя при этом была признана виновность и жены судьи Гёзмана в том, что нынче называется коррупцией. Она, стоя на коленях, выслушала порицание от судей и была отправлена в монастырь. То есть её виновность была признана, и правильно признана - не мздоимствуй, а мздоимствуешь - так хоть ври впопад (Бомарше в своих мемуарах на её неумном вранье отыгрался по полной). Но Бомарше это не помогло - в мемуарах он покусился на судейское сообщество, и выиграть не мог в принципе. Но, если бы не писал мемуары, то тем более выигрыша ему было не видать. Так что он ничего не терял.

Судья Гёзман вышел сухим из воды - ворон ворону глаз не выклюет. Ну, жены лишился, так ему на пользу от такой дуры избавиться. Их мемуары тоже были уничтожены палачом.

Ну вот, прошло двести с лишним лет. Бомарше знают и уважают, его мемуары опубликованы. Его враги никому бы и не были известны. если бы не эти мемуары. Ну то есть канули они в Лету с концами. Казалось бы, хэппи энд, правда восторжествовала. Ан нет. Гёзману сотоварищи на вечность насрать. Им после них хоть потоп - так что они выиграли. А при жизни они пожили на славу.

Такие дела.

Забавная такая деталь по части доказательности. Всё время, пока происходили эти события, Бомарше, вообще-то, сидел в тюрьме. Ну не так сидел, как сейчас - типа "закрыли" его. Но, когда он из тюрьмы по каким-то делам, связанным с его другим делом, выходил, его обязательно сопровождал пристав, куда бы он ни шёл. А суть разборок с Гёзманом была именно в том, что Гёзман утверждал, что Бомарше получил от него несколько аудиенций, а не одну. А Бомарше утверждал, что одну - вот, при мне всегда был пристав, он может подтвердить. И пристав подтверждал - он его, правда, ни на минуту не отпускал от себя. И суд принимал аргументы Гёзмана, наплевав на Бомарше (что понятно), и на пристава - лицо, между прочим, официальное. Это, по идее, стопроцентное алиби, но для корпоративной судейской солидарности - пустой звук.

Вот тут уместно вспомнить Эккзезиаста:
(1,9) Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем.
(1,10) Бывает нечто, о чем говорят: "смотри, вот это новое"; но это было уже в веках, бывших прежде нас.


Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011