Блог 2011

28 августа. КСВ. Толстой. Зачем?

Для начала стоит напомнить абзац из главы о системе учёта времени:

"Надо заметить, что в тот момент, когда я начал вести учет времени, был я вполне типичным двадцатилетним балбесом. Кроме компьютеров (которые, впрочем, тогда назывались ЭВМ), я мало чем увлекался. Читал я исключительно фантастику. Ну да, пробовал заниматься писательством, выпускал стенгазеты. Но был вполне карьеристски настроен: в ближайшие три-пять лет кандидатская, затем - докторская и т.д. Собственно, для того я и затеял вести учет времени, чтобы сделать свою карьеру максимально быстро и эффективно. Однако буквально через год-два ценности мои радикально поменялись. Читать я стал исключительно классику (ну и вообще - серьезные книги), карьера перестала интересовать вообще (я имею в виду «должностную» карьеру, а не профессиональную; как программист я рос тогда очень стремительно), зато сильно заинтересовала философия, поиск смысла жизни."

Это неизбежное следствие учёта времени. Даже если он ведётся на первых порах исключительно для технических целей, он неизбежно выводит на эти вопросы. Любищев стал вести учёт исключительно для того, чтобы успеть до конца жизни решить конкретную научную задачу. Я - для того, чтобы самоорганизоваться и сделать профессиональную карьеру.

Однако, как только ты начинаешь сознательную жизнь (а учёт времени этому очень способстввует), тебе приходится непрерывно решать вопрос: что важно, что не важно. Человеку-автомату легко: его позвали выпить, он идёт; его поставили к станку, он работает; его поступили в институт, он учится. Человек, который ведёт учёт времени,  постоянно принимает решение: делать это или делать что-то другое.

Не удержусь и расскажу любимый анекдот: к психотерапевту приходит мужик - измотанный, серый. Говорит:  я не могу, я устал. У меня очень тяжёлая работа. Я каждую секунду должен принимать решение. Вы авиадиспетчер, спрашиает доктор. Нет, говорит мужик, я картошку на складе перебираю.

Смех смехом,  но человека, который решил заняться учётом времени, больше всего будет убивать именно это. И именно поэтому многие бросают хронометраж, а вовсе не потому, что "не получается", "результаты убивают" и прочее.

На самом деле ситуация ещё хуже. Потому что для того, чтобы принимать эти решения, нужно определить для себя, что более важно, а что менее. Западный тайм-менеджмент, да, впрочем, и "деловое" крыло российского, ярко представленное [info]glebarhangelsky, выстраивают иерархию жизненных целей, пирамиды ценностей и т.п. Однако это хорошо для прагматичных целей - таких как, допустим, "добиться успеха в жизни". Вот они строят эти иерархии, исходя из которых и принимают решения. Это типичный инструментальный подход, и о нём мы ещё поговорим.

Поначалу и я пытался для себя эти вещи решить. Иерархия видна хотя бы из нумерации категорий затрат времени: 0 (самая первая и самая главная) - профессиональная деятельность, 1 - "полезная", 2 - прочее.  Фактически - работа по специальности и все остальное, грубо поделенное на полезное и бесполезное. Потом из полезной выделились гуманитарное направление и физическая нагрузка, но порядок остался прежним.

Сначала,  до поры до времени ,для меня было аксиомой, что нужно профессионально расти, потом - что нужно гармонически развиваться. До поры до времени.  Математик не будет математиком, если не попробует на зуб самые непогрешимые аксиомы. Особенно если он при этом читает хорошую литературу, в которой эти аксиомы как раз и подвергаются сомнению.

При чём тут Лев Толстой? А при том. Он поставил вопрос кардинально: "Есть ли в моей жизни смысл, который не будет разрушен неминуемой смертью, ожидающей меня?". То есть, с учётом того, что я неизбежно умру, что имеет смысл делать - а что нет. Заметим, что инструментальный подход, даже в лучшем его, любищевском выражении, поднимает вопрос иначе: поскольку я неибежно умру, мне надо до смерти успеть сделать это, и это, и это. Толстой идёт гораздо дальше: а вот "это, это и это" имеет вообще смысл?

Ну, вот, например, развиваться, читать, мудреть и всякое такое. Благая цель, да. Но Экклезиаст точно подметил:Раз участь глупца и меня постигнет, Так зачем же я был столь премудрым?

Ну, или в интерпретации Кэрролла: "Так как мне туда войти?" - спросила Алиса. "Стоит ли - вот в чём вопрос!" - ответил Лягушонок.

Толстой, в конечном счёте, дал ответ на этот вопрос (да и Экклезиаст, кстати). Однако, следуя его же советам, я должен был подвергнуть сомнению и этот ответ. Собственно, КСВ пошёл полным ходом после того, как я стал проверять всё, чем я живу, на предмет того, насколько это имеет смысл с учётом смерти.

На сегодня хватит - тема длинная.


Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011