Блог 2011

15 сентября. КСВ. Вейценбаум

Дж.Вейценбаум. Возможности вычислительных машин и человеческий разум (от суждений к вычислениям).

Я прочёл её сразу, как она вышла, в 1982 году.

Вот эта книга внесла в КСВ, пожалуй, главный вклад. До неё философия с поисками смысла жизни была отдельно, а профессиональная деятельность (программирование) отдельно. Оказалось,что это это не так.

Книга была вовсе не об искусственом интеллекте (а я купил её именно в этом качестве - я тогда увлекался ИИ). О чём эта книга, я уже писал, повторяться не буду. Желающие могут также прочитать конспект. Из неё я вынес, помимо прочего, такие замечательные термины, как "искусственная интеллигенция" и "инструментальное мышление". И вообще много чего вынес - книга упала на подготовленную Толстым почву. Я там постоянно находил не столько открытия, сколько подтверждения своим мыслям. Это видно и по конспекту.

В навеянной Вейценбаумом работе "Искусство без ЭВМ" в  1983 году я написал вещь для себя на тот момент программную:
 

"Обычно рассматривается вопрос о возможности чего-то. Например, может ли машина писать стихи. Ну, и начинают ломать копья: может - не может. Но, кроме вопроса о возможности, есть еще как минимум два вопроса:

Нужно ли это делать?

Хорошо ли так делать?

То есть, существует ли практическая необходимость в этом и моральны ли будут наши действия, если мы будем это делать. За примером того, как эти вопросы, особенно второй, забываются, далеко ходить не надо. В начале сороковых годов поняли, что можно сделать атомную бомбу. Люди, делавшие ее (Оппенгеймер и т.д.), искренне считали, что делать ее нужно, чтобы опередить немцев. Однако мало кто из них задумывался над вопросом, а хорошо ли делать бомбу, способную вмиг уничтожить несколько тысяч человек, и что получится, если таких бомб наделают достаточно много. Современного ученого в основном интересует вопрос: "можно ли?". Что это нужно, он доказывает сам, чтобы его финансировали (знаете такую поговорку: наука - удовлетворение личного любопытства за государственный счет?). На вопрос "хорошо ли" он гордо отвечает, что прогресс не остановишь."

И потом, в "Суете сует": "Но уже при небольшом размышлении, при построении из этих аксиом простенькой теоремки, оказывается всё не так хорошо. Ну вот вам и теоремка: положим, я не я, и я не программирую, а работаю, например, на заводе. Работа у меня интересная, зарплата приличная, работаю я хорошо: повышаю производительность труда, имею грамоты, и т.д. Но дело в том, что я убеждённый трезвенник (т.е. не по болезни, а именно по убеждению), а работаю на ликёро-водочном заводе. И в один прекрасный момент я осознаю, что работая столь усердно, я просто-напросто спаиваю народ и висеть мне надо не на доске почёта, а на обычной верёвочке, за особо тяжкое преступление. Ч.т.д. Получается, что в оценке полезности своей работы полагаться на общественное мнение никак нельзя и понятие "приносить людям пользу" совсем не обязательно относится к твоей производственной деятельности, как бы высоко она не оценивалась другими. Оценивать смысл и полезность твоей работы нужно самому и с нуля"

 Ну я и начал. С нуля. И вы знаете, с точки зрения нового, открывшегося мне смысла жизни ровно никакого смысла в своих занятиях программированием не нашёл.


"Что же касается полезности труда, он вызывает у меня сильнейшие сомнения - ведь развитие программирования нужно для развития экономики, а какую цель в самом лучшем случае преследует это развитие? Даже в самом идеальном случае дальняя цель - построение материальной базы коммунизма, что, как я уже говорил, абсолютно нереально, а ближняя - так называемый рост материального благосостояния, а я только что убедился, что этот рост ничто иное, как следствие предрассудков, а потому развращает и порабощает людей. Стало быть, занимаясь программированием, при всей интересности этого занятия, я в лучшем случае участвую в глобальном развращении своих сограждан, а кроме того, косвенно (а может, и прямо) в их закрепощении."

Вот так-то!

И - понеслись клочки по закоулочкам! Но это уже отдельная история.

Опубликовано:   Записки старпера
© Алексей Бабий 2011