Блог 2017

Октябрь

3 октября 2017 г.

Помаленьку очухиваюсь после польской эпопеи. Там ведь получилось как - я рассчитывал за несколько дней вытащить из нашей базы тех, кто проходил по польской операции НКВД и по этой совокупности настроить всяких графиков, насчитать корреляций и т.п. Однако в реальности само это вытаскивание оказалось нетривиальной задачей по обработке данных, потребовало месяца напряженного труда и, собственно, составило суть моего доклада на конференции в Варшаве. Так что после прилёта домой я вырубился и два дня просто проспал.

К слову, если бы мне кто-нибудь сказал лет пятнадцать назад, что я буду принимать участие в международной конференции, да ещё и с исторической тематикой, я бы долго смеялся. Науку я покинул тридцать лет назад, и это была совсем другая наука, под названием computer science. У меня было наработано материалов как минимум на кандидатскую, но защищаться я не захотел и свалил вообще в другую сферу - из разработки ПО в обучение пользователей. Вообще мне практическая деятельность нравится гораздо больше научной.

Однако случилось то, что случилось (на видео я где-то с двадцатой примерно минуты). Я вломился в чужой монастырь с собственным уставом. Бедные историки были вынуждены слышать слова "алгоритм", "база данных", запись", "запрос", "сортировка" и всякое такое. Но это было бы полбеды. Существеннее было другое. Для историка документ - это святое. Есть документ - его можно цитировать, интерпретировать, сравнивать с другими документами. Нет документа - и говорить не о чем. Вообще не о чем. Нефундированные измышления, не более того.

Что же сделал я? Имея базу данных (да, не спорю, основанную на документах - архивно-следственных делах), я разработал алгоритм, позволяющий выделить из неё тех, кто в 1937-1938 годах прошёл по национальным операциям НКВД. При этом, замечу, в документах, на которых основывалась база данных, и в самой базе данных, эти люди не были отмечены как проходящие по польской, харбинской или какой-нибудь ещё линии. То есть поле "операция" заполнялось на основе других полей по некоему эвристическому алгоритму

Я вычислил не только пофамильный состав репрессированных по той или иной операции, но и даты протоколов двойки и ОСО. Примерно так, как астрономы когда-то вычислили Плутон по отклонениям орбиты Урана. Плутон ещё не виден, но мы уже знаем, что он есть. А потом его не только увидели, но и долетели до него на «New Horizons». Так же и у меня. У меня нет протоколов двойки, но я вычислил, когда они подписывались и кто по этим протоколам проходил. И, когда пара этих протоколов обнаружились в мемориальском архиве, оказалось, что вычисленные протоколы и реальные протоколы совпадают с точностью до двух-трёх фамилий (это, очевидно, неточности при заполнении базы данных).

Так вот, тут мы видим кардинальную разницу между подходом историка и математика. Для математика документ - не святыня. Это разве что основа для тестирования. Ты разработал некую математическую модель, и тебе надо протестировать её на каких-то данных, лучше всего реальных. Вот исторический документ и есть это подручное средство. Если он выполнил эту задачу и подтвердил правильность модели, вообще говоря, он больше не нужен - чтобы получить остальные результаты, достаточно модели.

Для меня это было абсолютно естественно. Но для историков, возможно, я был святотатцем, нагло жующим бутерброд с салом на центральной площади Тегерана. А может, быть, и нет - историки и история тоже меняются, двадцать первый век на дворе...

К слову говоря, математики и особенно программисты сплошь и рядом влезают в самые разные сферы деятельности и становятся там своими. Чтобы написать бухгалтерскую программу, надо разбираться в бухгалтерии лучше бухгалтера - и в лихие девяностые кучи бывших программистов-АСУшников стали бухгалтерами, получив "корочки" чисто формально - бухгалтерию они и так знали. Помню, в девяностые же я написал программу по страховой медицине - и потом вёл курсы для экономистов медучреждений по расчёту стоимости медицинских услуг. При том, что я не экономист и уж тем более не медик. Удел айтишников - становиться специалистом в самых неожиданных областях.

Это был первый пост про варшавскую конференцию - очухаюсь окончательно, напишу ещё. Там было много интересного.

3 октября 2017 г.

Шубы немецкого качества! Ценность снижена до пятидесяти процентов!

Надо брать (с)

5 октября 2017 г.

Ещё маленькое видео из Варшавы. Посмотрите его, а потом я расскажу, что к чему.

Итак, вы видите зал заседания, в который вдруг вносят стул не такой как у всех, а повыше рангом, работы, не боюсь сказать, мастера Гамбса, - и сажают на него какого-то толстого пана, и он так на этом стуле и сидит (а остальные гадают, за что ему такая честь).

Этого толстого пана зовут pan professor Babij, а царский стул - это вторая часть марлезонского балета, но и первую надо рассказывать, как говорили древние латиняне, аб ово.

В последнее время в связи с почтенным возрастом я сильно изменил рабочий график и перемежаю сидение с лежанием, примерно поровну - посидел-полежал, посидел-полежал. Однако в сентябре график пришлось поломать из-за польского доклада - сидеть приходилось сутками, я еле успел закончить работу к отъезду. Моей спине это очень не понравилось. А потом был ещё семичасовой перелёт с пересадкой - и в первый день заседания я, признаться, сидел уже еле-еле, а вставал и вовсе с искрами из глаз.

Конференция проходила в президентском дворце Бельведер, и Президент Польши участвовал в первом дне конференции лично - открыл конференцию, сидел всю первую панель, задавал вопросы и т.п. И кабинет министров тоже отложил на два часа государственные дела и тоже смотрел и слушал. Вообще, это показывало уровень конференции и то, какое значение в Польше придают этим вопросам. Но уровень был высокий и в другом смысле - собрались авторитетные историки, все сплошь профессора.

Где президент - там и охрана. Первые два часа я сидел где-то в первых рядах рядом с охранником. Стулья были очень неудобные - там, где должен был быть выступ, который держал бы позвоночник, был, наоборот, отступ. Для моей спины это была катастрофа. Я вертелся так и сяк, а потом засунул между спинкой и спиной кулак правой руки - спина на кулак и опёрлась. Охраннику это очень не понравилось - какой-то седой хрен держит правую руку за спиной и непонятно что там затевает. Охранник передвинул свою руку поближе к пистолету, который иногда виднелся под полой распахнутого пиджака, и я понял, что кулак мне из-за спины лучше не вытаскивать, даже очень медленно. Я и не вытаскивал до самого обеда, хотя иногда народ принимался хлопать в ладоши, а я как бы был в стороне от общего процесса, что охранника тоже нервировало.

Потом был обед, который я быстренько проглотил, а сам принялся ходить по коридору туда-сюда, расхаживая мышцы спины, что охрану опять-таки насторожило. Все люди как люди, едят и общаются, а этот нарезает круги по коридору. Кое-как объяснил им, корча страшные гримасы и держась за спину.

В коридоре стояла пара белых стульев, я присел на один из них и вдруг понял, что это - тот самый стул, в котором нуждается моя спина. Просто идеально она в спинку вошла, везде, где надо, держит... Но как его утащить в зал заседаний? Президентский всё-таки дворец, не ДК Первого мая. Долго пытался объяснить дворцовой команде, чего я хочу. Там были люди, которые понимали по-русски, но не принимали решения. И люди, которые принимали решения, но не говорили по русски. Мы некоторое время коммуницировали, потом ещё какие-то люди коммуницировали, процесс шёл. Решение принималось несколько минут где-то наверху и оно было положительным. Пану даже не позволили нести стул самому, молодой человек принёс, поставил - и я сидел до конца заседания кум королю. Никто ничего не понял, кроме седого пастора рядом со мной - видно было, что он мне завидовал.

Да, а кстати, потом, уже дома, выяснилось, что полис медицинской страховки я забыл в Красноярске - так что, если бы прижало по-настоящему, у меня были бы неслабые проблемы. К счастью, не случилось.

6 октября 2017 г.

Снова в "Новой". На этот раз материал попал "день в день" - всё произошло именно 5 и 7 октября 1937 года. Попробую и дальше выдерживать этот режим.

6 октября 2017 г.

Хтонический недосып.

7 октября 2017 г.

Если кто вдруг это не видел:о)
А я там жил четыре года, а одно лето работал путевым рабочим и ездил по этому маршруту (Кошурниково-Щетинкино) каждый день туда-сюда, то в кабине электровоза, то на мотовозе, а то и вообще на платформе или тормозной площадке. Электричками нас тогда не баловали.
Эх!

13 октября 2017 г.

Че нарыл-то. Там и Столбы, и Мемориал, и Норильск. Ничего, что много по-венгерски, там и по-русски много. А я уже и забыл про этот фильм. А тут попался.

13 октября 2017 г.

Положу сюда, чтоб не потерялось.
Для "Последнего адреса" потребовалось максимально коротко определить, что такое столбизм (будет табличка А.В. Телегину). Определил.

Если одним словом – Свобода.

Если тремя словами – любование, лазание, общение.

Если одной фразой: Столбизм – уникальное социокультурное явление, которое существует более полутора столетий: соседство красивейших скал рядом с большим городом породило особое сообщество, имеющее богатую историю, выработавшее собственный язык и этический кодекс, сочетающее бесстраховочное лазание с самоорганизацией и строгим экологическим поведением, породившее множество произведений в различных жанрах – живопись, поэзия, музыка и даже эпос, и в этих произведениях пафос естественно соседствует с брутальным юмором.

15 октября 2017 г.

В октябре мне всегда хреново. И душой и телом. Душа говорит: а пошло оно всё... Тело ничего не говорит, а молча ложится мордой к стенке и закрывает глаза. Я лежу, а работа стоит. Вся - важная и неважная, срочная и несрочная. Стоит работа не просто так, а над душой, а душа, понятное дело, говорит ей: а пошла ты... Я за много лет привык и стараюсь пережить октябрь, чтобы он быстрее кончился. А потом всё опять будет нормально.

В этом году, похоже, с октябрём пришла и старость. Потому что из памяти выпадают имена и названия, зато вдруг выныривают не то глюки, не то воспоминания полувековой давности, не то прямо-таки ощущения 5D. Кажется, что ты прямо перенёсся туда, в те места и к тем людям, которых давно забыл.

Вот лежу я мордой к стенке и вдруг ни с того, ни с сего оказываюсь на пустой платформе товарняка, несущегося из Щетинкино в Кошурниково. Нашу подростковую бригаду возили в Щетинкино, мы там чистили канавы у тоннеля, да и в самом тоннеле что-то чистили тоже. Возвращались обычно в электровозной сцепке (толкачи-электровозы в Щетинкино группировались по два-три и сваливались с Козинского перевала обратно в Кошурниково), но мне это не нравилось - в кабине электровоза тесно и неинтересно. Если вниз шёл товарняк с пустой платформой, я предпочитал платформу. Ну, или, на худой конец, тормозную площадку.

Ну вот, туда я вдруг перенёсся из своего октября, и ощутил себя посреди пустой платформы: сижу кум королю в позе лотоса, рубаха развевается на ветру, отросшие за лето волосы тоже развеваются (в школе-то тогда разрешали максимум полубокс), вокруг тайга, куда ни посмотри, натуральное море, как в песне поётся. Море зелёное, но уже чуток начинает желтеть - август всё-таки, высокогорье... Поезд влетает в тоннель, воздух становится гулким и упругим, фонари мелькают с двух сторон. На Козинском виадуке лечу в воздухе, слева пропасть 65 метров, справа пропасть 65 метров - совсем не то, что смотреть на это из окна, даже и электровозного. Платформа пустая, но на ней возили какую-то щебёнку, кое-что осталось, этими камешками на ходу норовлю попасть в гроздья лиловых недозрелых кедровых шишек - а иной раз и попадаю. Ну вот это всё я ощутил в полной мере - и ветер в морду, и августовское солнце, и шишки, и счастье в виде свободы. Не то, действительно, вспомнилось, не то машина времени меня туда переместила - но ощущение было абсолютно полным. А потом машина времени выбросила меня обратно в октябрь, чтобы чуть позже забросить на лестничную площадку, где мы с моей тогдашней девушкой с энтузиазмом целуемся. И опять полное 5D - и губы, и её руки на шее, и тело под платьем, и всё такое прочее. Чувствовал бы запахи - ещё бы и запах волос ощутил - но, увы, ни тогда не чувствовал, ни теперь. И мы с энтузиазмом целуемся, а машина времени прямо в разгар процесса выбрасывает меня обратно в октябрь. Я не сразу вспомнил имя этой девушки, зато вспомнил, что дальше всё было уже не так радужно. Но вот с какого бодуна именно это? Платформа-то ладно, недавно в ФБ был пост про Абакан-Тайшет, оттуда и навеяло - а девушку эту я уже без малого лет сорок как забыл.

Кажется, это называется шизофренией. Как бы не рехнуться вообще - решил, не дожидаясь ноября, садиться и работать. Работа, она от всего лечит...

15 октября 2017 г.

Без комментариев.

Курагинский районный архив, ф. 1/260, оп. 3, д.6, л.373

20 октября 2017 г.

Сегодня вечером у меня был нелёгкий выбор - пойти ли на творческий вечер Эдуарда Ивановича Русакова, или на презентацию книги Вероники Гиндер "Подвижники земли русской. Приенисейская Сибирь". Утром у меня, к слову, выбор был только один - сидеть дома со своей дурацкой ногой. А вечером я уже был более-менее мобильным и решил, что Эдуарда Ивановича я ещё с юбилеем успею поздравить, а вот книгу второй раз для меня презентовать не будут.

И правильно сделал. Книга великолепна, таких ещё в наших краях не делали. Она рассказывает о развитии протестантизма в Приенисейской Сибири. И на презентации собрались представители протестантских организаций, многие и которых, собственно, и принимали участие в создании книги, предоставив свои архивы. Мне было очень уютно среди этих людей, потому что моя вера на карте религий располагается где-то в районе протестантизма или даже является его крайней формой. Так сказать, конфессия на одного, без обрядов и собраний. К слову, меня часто спрашивают, как я умудряюсь сохранять душевное здоровье, занимаясь тем, чем я занимаюсь - и до сих пор не рехнулся, не спился или вообще не помер. Думаю, что если бы я был неверующим, это давалось бы гораздо сложнее..

Как оказалось, наш "Мемориал" тоже принял участие в подготовке книги - пусть опосредованно и виртуально. Книга полна ссылок на материалы нашего сайта, автор проработала весь наш мартиролог, потому что протестантов, как и представителей любых других религий, при советской власти нещадно репрессировали - как во время Сталина, так и до, и после (что, по моему мнению, способствовало отделению зерен от плевел, потому что быть верующим тогда было не только невыгодно, но и просто опасно). Всё, что нам удавалось узнать и собрать из разных источников, мы вываливаем на сайт. И вот очередной случай, когда это кому-то пригодилось.

Конечно, я напишу ещё об этой книге, когда её прочитаю, или, точнее, проработаю. Потому что там множество сведений о репрессиях против протестантов, нам не известных. Надо корректировать мартиролог, базу данных и т.п. Но речь не только о репрессиях - мне протестанты интересны сами по себе. Спасибо Веронике Гиндер за книгу!

20 октября 2017 г.

Снова в "Новой". Не лучший мой текст, но октябрь скоро закончится.

20 октября 2017 г.

Всё чудесатее и чудесатее. Или нет, страньше и страньше.

Казалось бы, где я и где "Том и Джерри". А оказывается, мы довольно близкие родственники. Старшая сестра моей бабушки, Татьяна, вышла в Харбине замуж за Франца Поддани. Потом они уехали в Америку (я об этом писал в одной из статей). У них был сын (то есть мой дядя) Евгений. Оказывается, он стал композитором, писал музыку ко многим мультфильмам, в том числе «Том и Джерри» и руководил джазовым оркестром. Я полез в Википедию и его нашёл.

Даже и не знаю, что теперь с этим знанием делать. Хотя нет. Теперь я знаю, откуда у меня любовь к джазу. Она генетическая.

22 октября 2017 г.

Оно конечно, Dura lex, sed lex, да только большинство законов при большевиках были противозаконными. Вот они, решили, например, что у крестьян есть излишки зерна, которые надо просто изымать в пользу государства. Ну и всё, завертелась машина. Одни прячут, другие ищут. Закон был всего один - отобрать и поделить, вот и вся экономика с юриспруденцией.

Курагинский районный архив, ф. 1/260, оп. 3, д. 50, л. 113, 113об.

23 октября 2017 г. ·

Мы с Музейным центром «Площадь Мира» решили в этом году присоединиться к акции "Возвращение имён". Насколько она получится - зависит только от вас, земляки. Если не поленитесь приехать к Музейному центру, чтобы прочитать четыре-пять фамилий расстрелянных красноярцев, всё получится. Особо прошу журналистов (знаю, что их среди френдов немало) - сообщите, пожалуйста, в своих СМИ об акции. И, первый раз в жизни, прошу перепоста - у красноярских френдов, конечно.

27 октября 2017 г.

Алексей Тарасов написал к 30 октября. как всегда о главном.
В статье есть одна неточность - фраза "Сиротинина уж нет" должна читаться как "Сиротинина уж нет на посту председателя". Сиротинин есть, хотя болеет очень сильно и давно нигде не показывался. И, к слову, если уж кому быть почётным гражданином Красноярска, так это ему. Или Володе Биргеру. Эти двое столько сделали, что не всякому институту по силу.

31 октября 2017 г.

Апатия такая, что читать не хочется, не то что писать. Самый сложный день в году отстояли (в самом прямом смысле слова), можно зарыться в любимые архивы и на время забыть о менеджерской работе. Хотя, конечно, ещё впереди 1 ноября, когда будем устанавливать первые таблички "Последнего адреса".

Акция "Возвращение имён" прошла, с одной стороны, хорошо, за полтора часа прочитали почти триста имён и прочитали хорошо, с чувством, а с другой - плохо: участвовали в ней всё те же члены союзов реабилитированных, пришедшие, как обычно, на мероприятие в зале. Участников "со стороны" можно было пересчитать на пальцах одной руки. Конечно же, очередь закончилась уже в полтретьего, хотя я надеялся продолжать до пяти. Из этих вот пламенных фейсбучных активистов, неистово ставящих лайки, делающих перепосты и пишущих такие лестные каменты, что горящие уши приходится охлаждать холодным пивом - конечно же, почти никто не пришёл. Акела промахнулся, переоценив возможности Фейсбука. Дедушке, который провёл в интернете больше двадцати лет, можно было бы догадаться, что онлайн и оффлайн - это две больших разницы. Ну ладно, в следующий раз заложу на акцию полтора часа, не больше.

А вот, кстати, были и опоздавшие - те, кто пришли после трёх, надеясь, что акция ещё идёт. А уже и трибуну убрали, и микрофоны. Ну и мы сделали "междусобойчик" у камня, читая имена друг другу по очереди. Получилось хорошо и душевно.

И ещё одна картинка. Много лет убеждаю Минсоцполитики не раздавать на мероприятии конфеты, из-за которых каждый год происходят некрасивые конфликты - кто-то умудряется взять несколько коробок, а кому-то не достаётся. Но они раздают, им хочется старичков порадовать. В этом году ещё "Краскон" и специальные коробки сделал, надо же. Красиво!


Опубликовано:   Facebook
© Алексей Бабий 2017